Алина Ясная

Научу жить позитивно. Блог настоящей Феи.

РАССКАЗЫ

 
ДАЙТЕ АНГЕЛУ КРЫЛЬЯ...

Как только первое весеннее солнце высушило асфальт, к единственной в городке автомойке потянулась вереница пыльных, измученных зимой, машин. Народ спешил смыть со своих железных коней налёт грязи, чтобы радостно вступить в солнечное тёплое завтра.

Среди тех, кто стоял в длинной очереди, особенно выделялась маленькая машина: «Форд», окрашенный в изумительный бирюзовый цвет с принтом из ослепительно белых ромашек. Это было яркое пятно среди серости и обыденности. За рулём сидела молодая женщина. Хотя назвать женщиной эту белокурую красавицу не поворачивался язык, несмотря на то, что завтра Наташа готовилась отметить юбилей – 35 лет. Очередь была слишком длинной, день выдался не из лёгких и, положив голову на руль, Наташа стала вспоминать. 35 лет прекрасный возраст, чтобы проанализировать, подытожить, стереть ненужное и выйти навстречу новому и прекрасному.

Своё детство Наташа помнила очень смутно. Только какие-то обрывочные яркие воспоминания: красивая немецкая кукла в подарок на 5 лет, арбуз на Новый год, привезенный дальним родственником с Юга, поездка на море на новеньких «Жигулях» всей семьёй и запах бабушкиных пирогов по праздникам. Почему-то сознание прятало от неё другие обрывки детства, хотя оно было вполне себе безоблачным и радостным. Насколько могло быть радостным детство простой девочки из простой советской среднестатистической семьи. Даже развод родителей не отложился в Наташиной памяти. Ей было 9 с небольшим, когда мама, собрав чемоданы и двух своих детей – Наташу и её младшую сестру Олю, решила поставить жирную точку на их семье, оставить мужа и вернуться в город своей юности. Город, который 15 лет назад она покинула, уехав за молодым перспективным лейтенантом, крепко сжимая в руках красный диплом врача-акушера. Но то ли лейтенант не оправдал надежд, то ли мама устала ждать лучшего завтра, переезжая из гарнизона в гарнизон, семья распалась. Наташа не спрашивала, мама не рассказывала и вопрос «почему так?» никогда не задавался и не освещался.

Два дня мама и две очаровательные девочки – блондинки тряслись в плацкартном вагоне, прежде чем ранним утром выйти на маленькой станции такого же маленького районного городка с чудесным и многообещающим названием «Солнечногорск». И вот примерно с этой минуты и помнит Наташа свою жизнь. С перрона небольшого вокзала. Городок оказался действительно солнечным и встретил их весьма радушно. Бабушкиными пирогами, дедушкиной всепоглощающей любовью и ароматом сирени. Сирень была повсюду: в каждом дворе частного сектора, во дворе каждой многоэтажки, на площадках детских садов, в школьных дворах, около каждого административного здания. И даже улица, на которой жили Наташины бабушка с дедушкой называлась Сиреневая. В их небольшом, но очень уютном домике, Наташа с сестрой и мамой прожили несколько месяцев. Вскоре после переезда, мама устроилась в горбольницу и ей, как востребованному специалисту, выделили жилье в служебной пятиэтажке на окраине города.  В сентябре Оля пошла в детский сад, а Наташа в новую школу. Микрорайон был молодым, школа открыла свои двери впервые и поэтому особых проблем с адаптацией у девочки не возникало. Не считая зависти одноклассниц, обделенных вниманием мальчишек, всё было прекрасно. Пару раз женской половиной класса Наташе объявлялся бойкот. На её парту сыпались записки весьма странного содержания: «До каких пор ты будешь терпеть это беЗчестие???» или «Научись отличать дружбу от издевательства, а любовь от насмешек». За бесчестие, видимо, принималось внимание мальчишек, которые в 10 лет не всегда выражают его цветами и конфетами. Иногда это дёрганье косичек, отбирание портфеля и шутки. Для пятиклассницы все эти бойкоты, записки и игнорирование со стороны девочек было чем-то обидным, но не смертельным. Тем более что очень быстро эти самые девочки сообразили, что дружить с Наташей гораздо выгоднее. Вращаясь по её орбите, они хотя бы попадали в поле зрения мальчишек, которые просто не давали Наташе проходу. Голубоглазая, светловолосая улыбчивая Наташа была любимицей, и за право проводить её домой боролись первые красавцы класса. Но Наташа тайно вздыхала по ничем неприметному, конопатому, ниже её на целую голову, Максиму Петровскому. Почему-то в детстве её тянуло на самых некрасивых и невзрачных мальчиков. И в детском саду, и в начальной школе и  сейчас. Возможно, срабатывал материнский инстинкт. Хотелось защитить и обогреть несчастных и никому ненужных. Но первая любовь в столь юном возрасте живёт недолго и рубцов на сердце не оставляет. Всё заканчивается быстрее, чем отцветает сирень. Стоило Максу сломать ногу и на полчетверти исчезнуть из поля зрения, как всё забылось. К этому времени Наташа всерьёз и надолго подружилась с Маришкой, одноклассницей, которая ещё и жила в одном с ней подъезде. Девичья дружба, совместные секретики, игры и прогулки занимали всё свободное время. Двор у них был дружный, компьютеров, телефонов, планшетов и прочих гаджетов тогда ещё не изобрели, поэтому целыми днями детвора гуляла на улице. Иногда появляясь дома даже позже родителей.

Наверное, это было самое беззаботное и счастливое время. Детство… Любовь чистая, дружба крепкая, мечты светлые, мама молодая. Из неприятностей только необходимость делать уроки, учиться хорошо и ходить в школу. Как бы сейчас поиметь назад эти «проблемы», а всё остальное скинуть со своих плеч и забыть. Навсегда.

Вечер наступал на город, солнце клонилось к закату, а очередь как - будто замерла. «Умерли они там что ли?!» - на секунду прервала воспоминания Наташа и снова погрузилась в прошлое под любимую Сару Коннор.

Что же было дальше?... Дальше была настоящая первая Любовь… Любовь длинною в 5 лет. В 12 лет это были просто взгляды соседского мальчишки, взаимные улыбки и желание просто посмотреть, как он играет  футбол. Через пару лет Наташа стала выходить по утрам из дома с таким расчётом, чтобы пересечься с Ромкой на одной дорожке. Жили они в соседних домах, но учились в разных школах. Может поэтому от первой симпатии до первого настоящего свидания прошли долгие 4,5 года. Всё это время они встречались лишь в общей дворовой компании. Никаких признаний в любви, прогулок под Луной. Лишь взгляды и мечты. У Наташи были свидания с другими мальчишками, у Ромы наверняка были другие девушки. И как их дружба перетекла в роман, Наташа не помнила. Это произошло как-то само собой. Незаметно они отделились от компании друзей, стали созваниваться, встречаться по вечерам. Память сохранила лишь ощущение бесконечного счастья тех дней, полностью стерев детали. О чём говорили, что обсуждали – всё это забылось. Помнился лишь последний разговор… И даже не сам разговор, а слёзы, отчаянье и тоска. Когда набравшись храбрости после 3-х дневного Ромкиного молчания, Наташа позвонила сама и попросила встретиться. Всё что сейчас всплывало в памяти это обрывки его недолгого монолога: «Прости… Наверное, у нас ничего не получится… Извини…» Каждое слово, как удар. За что? Почему? Что со мной не так? Красивая сказка о влюбленном мальчишке, написавшем её имя на асфальте, закончилась так же внезапно, как и началась. Сколько же было пролито слёз на Маришкином плече, сколько обид затаилось в девичьем сердце. И этот вопрос «почему?»… он не отпускал Наташу долгие годы.

Школьный выпускной, новые встречи, симпатии, свидания. Жизнь шла своим чередом. Изредка встречаясь в компании или во дворе с Ромой, Наташа делала вид, что не замечает его. Неизвестно сколько бы еще продолжался этот детский игнор и игра в обиженную девочку, если бы через 2 года судьба не столкнула их лицом к лицу на автобусной остановке. Повзрослевшие, поумневшие, оба уже студенты. Наташа издалека увидела Ромку. Он стоял на остановке, куда она направлялась, смотрел на неё и улыбался. Словно и не было между ними такой долгой игры в молчанку. Менять траекторию движения и резко разворачиваться в другую сторону было бы смешно. Пришлось нахмурить брови и идти навстречу. Всё, как раньше – глаза в глаза, его улыбка и… смех. Они рассмеялись одновременно. Наверное, поняли, как глупо выглядели последние два года.  По счастливому стечению обстоятельств, ждали они один и тот же автобус. И, когда через полчаса, Ромка выбегал из него на своей остановке, расставались они уже добрыми друзьями. Но главный вопрос «почему» так и остался незаданным…

Ещё через год Наташа вышла замуж. Это к нему, своему будущему мужу ехала она тогда на автобусе, помирившем её с Ромой. Никита был старше её на три года. Весёлый, обаятельный, взрослый и мужественный. Их знакомство было до банального простым. Клуб, танцы, «разрешите проводить» и «дайте телефончик». Свидания каждый вечер, цветы, подарки, объяснения в любви и такое долгожданное «выходи за меня замуж». Наташе было легко и комфортно с Никитой. Именно таким она и представляла своего мужа. Именно с ним ей захотелось семьи, детей и чтобы «жили долго и счастливо» и поэтому Наташа с радостью сказала: «Я согласна!»

Свадьба не была пышной. Скромное семейное торжество в кругу родных и близких друзей. Весело, но без пафоса. Молодожены поселились в квартире, доставшейся Никите в наследство от бабушки, в старом районе города. Свадьба стала какой-то чертой, разделившей прошлую беззаботную жизнь, где было место подругам и встречам с друзьями и жизнь, где Наташа полностью растворилась в Никите, в создании домашнего уюта, приготовлении вкусных ужинов и тихих семейных просмотрах фильмов. Наташа в своей любви к мужу даже не сразу стала обращать внимание на то, как изменился Никита. Как из любящего, весёлого и восхищенного мужчины, он превращался в вечно брюзжащего и чем-то недовольного эгоиста. Наверное, надо было как-то сразу отреагировать на  первые «звоночки». Поставить себя. Не дать ни малейшего шанса даже подумать о том, что можно её оскорбить или повысить голос. Но Наташа почему-то терпела. Молча переживала обиды и упрёки. Терпела и думала, что вот-вот всё закончится. Её перестанут упрекать в том, что она неправильно убирает дом, не так чистит картошку, не те продукты покупает и не так провожает мужа на работу. Ещё немножко и снова увидят в ней любимую Женщину, любящую и заботливую жену. И периодически проблески романтизма и нежности  нападали на Никиту. Он дарил цветы без повода, готовил ужин, встречал с работы, объяснялся в любви, много шутил и даже просил прощение. И она прощала… Прощала скандалы на пустом месте. Прощала оскорбления, необоснованные упрёки. Прощала нежелание иметь детей. Прощала приступы дикой, ничем не обоснованной ревности. Прощала и любила. И порвала бы любого, кто сказал бы ей тогда: «Беги! Забудь всё и просто уходи» Несмотря ни на что, Наташа продолжала дышать этим человеком, заботится о нём и верить, что когда-нибудь всё устаканится, перемелется и наладится. Но проходили месяцы, годы, а чудо так и не происходило. Из весёлой красивой девушки Наташа медленно превращалась в усталую и обреченную женщину. Не о такой семейной жизни она мечтала. Не так представляла себя в роли жены. Она мечтала о малыше. Мечтала давно, ещё задолго до того, как вышла замуж.

Но любая попытка даже заговорить об этом с Никитой заканчивалась его истерикой. Сначала они были слишком молоды. Потом не очень обеспеченны. Потом хотелось посмотреть мир. Мир почему-то при этом ограничивался поездками на дачу по выходным и отпуском в областном профилактории. А Наташе не нужен был целый мир. Не нужна шуба, машина, новое колечко, платье и помада. Ей нужен был маленький комочек счастья, пахнущий молоком и счастьем. Маленькие ножки, топающие по их уютной малогабаритной двушке. Маленькие ручки, которые бы обнимали её за шею. И маленькие глазки, в которых бы она тонула. Маленькое сердечко, которое бы любила её просто так. Просто потому что она есть.  Несколько лет она терпеливо ждала «благословения» Никиты на то, чтобы стать мамой.

Тот зимний вечер Наташа помнит очень хорошо. Никита пришел с работы на удивление рано, принёс огромную охапку роз, был невероятно весел и необыкновенно нежен. Наташа даже подумала, что она забыла о какой-то праздничной дате. Но всё оказалось гораздо проще. Проще и чудеснее. Она наконец-то услышала заветные слова: «А, давай родим сына!» Это был самый счастливый день за семь долгих лет её замужества. В этот вечер она была готова простить Никиту за всё. Забыть и стереть из памяти все обиды.

Но оказалось, что одного желания, даже обоюдного было недостаточно. Первые месяцы Наташа особенно не переживала по поводу того, что давняя мечта не спешит воплощаться. Через полгода всё же решила посоветоваться с врачами. Анализы, обследования, консультации и вердикт: «Вы здоровы, приходите с мужем» Легко сказать… Да Никита никогда в жизни не согласится на обследование.

Наташа оказалась права. Муж не просто отказался идти к врачу, он ещё и нашел новый повод для скандалов и унижений. «Неполноценная, даже родить нормально не можешь», «Да от меня в 17 лет полгорода аборты сделало», «Врут твои врачи и ты вместе с ними, в тебе проблема». Всё то, что до этого выливалось на голову Наташи показалось ей детским лепетом. Семейная жизнь стремительно и неумолимо шла под откос. Но сил уйти не было. Это был какой-то акт мазохизма, ежедневная борьба ума и сердца. Последнее пыталось верить в лучшее и вспоминать только хорошее. Дни перестали отличаться друг от друга, работа-дом, дом-работа. И бесконечная тоска…

Как же хотелось ей тогда отмотать свою жизнь на 10 лет назад, чтобы никогда не пересечься с Никитой. Но, увы, жизнь пишется на чистовик и изменить прошлое не удавалось еще никому. Надо жить дальше и смотреть вперёд. Каким бы черным и непонятным было это «вперёд». Наташа ещё не знала, что она будет делать, но судьба уже готовила ей сюрприз.

Был самый обычный майский день. Всё, как всегда – сирень, детский смех под окнами, влюбленные парочки, теплый вечер. И так не хотелось торопиться домой. Наташа даже в офисе задержалась дольше обычного. Выйдя на улицу, она решила изменить хотя бы маршрут. Надо же с чего-то начинать перемены в жизни. Пойти другой дорогой в малом. Оторвать глаза от асфальта, улыбнуться этому миру и этой весне.

И, словно услышав Наташины намерения, Вселенная послала ей знак. Навстречу ей, из соседнего здания вышел молодой человек. И, чем ближе они становились, тем сильнее начинало биться сердце. Наташа не верила своим глазам. Но она не могла ошибиться, эту улыбку она никогда бы не перепутала. Через минуту она услышала такое знакомое, такое родное: «Привет»

Так просто… «Привет». Как-будто они расстались только вчера. Эта встреча была спасительной соломинкой, надеждой на то, что жизнь повернулась наконец-то к Наташе лицом. Это был настоящий знак свыше: «Смотри веселей, всё будет хорошо!»

- Привет! Если бы ты знал, как я рада тебя видеть! – почти прошептала Наташа.

- А что с настроением, красотка? День не задался?

-Жизнь… Не задалась, Ромка, целая жизнь…

-Ну, это ты загнула. Жизнь то она только начинается. Какие наши годы?!- улыбаясь ответил Рома.

Наташе показалось, что вокруг стало светлее птицы стали петь громче. Она за минуту скинула несколько лет жизни, груз всех своих проблем. Она впервые за долгое время улыбнулась не натянутой вымученной улыбкой, а искренне, от души.

-Предлагаю отметить нашу встречу вкусным ужином. Или муж у нас ревнивый?

-Муж… Муж у нас ревнивый. Очень. Но нам уже всё равно…

-Э, да тут одним ужином не отделаться. Нужен комплекс процедур. Давай ударим по морожке для начала?- продолжая улыбаться, спросил Ромка.

- А давай! – уже веселее ответила Наташа.

В уютном кафе негромко играла музыка и, несмотря на вечер пятницы, Наташе и Роману удалось найти свободный столик.

-Ну, что принцесса моя, рассказывай, что стряслось в твоём королевстве? Отчего глаза на мокром месте?

-Да нечего, Ромашка, рассказывать. Всё просто. Банально и нет желания тебя этим «грузить». Детей нет. Муж…Развожусь я. Наверное…

-Ромашка… Так меня называла только ты…

Улыбка на мгновение пропала с Роминого лица. Но уже через секунду он снова был весел, заказал Наташе её любимой ванильное мороженое, продолжая смотреть на неё своими умопомрачительными глазами.

-Ром… Если уж мы так странно встретились, через столько лет, скажи…Я могу задать тебе очень личный вопрос?

-Любой! Готов к допросу с пристрастием, - усмехнувшись, ответил Роман и его глаза наполнились нежностью. Совсем как тогда, когда они были беззаботными счастливыми школьниками.

-Я много думала, искала причину в себе, в тебе, в обстоятельствах. Но я так и не смогла понять… - слова застревали у Наташи в горле. - Почему ты ушёл от меня. Так внезапно, так странно…В чём было дело? Пойми, для меня это очень важно… до сих пор.

Наступило молчание. Пауза затянулась, и Наташа уже тысячу раз пожалела о том, что завела этот разговор и испортила такой чудесный вечер. Но Рома всё-таки прервал молчание. Было видно, что ответ на этот вопрос даётся ему нелегко.

- Знаешь, Наташенька, я все эти годы жалел о том дне. Корил себя за трусость, много раз хотел с тобой объясниться. Но, когда ты вышла замуж, я дал себе слово, что никогда тебя не потревожу. Ты прости меня! Дело ведь было совсем не в тебе. Я любил тебя. Строил планы, мечтал, что мы поженимся, нарожаем кучу детей. И всё бы у нас обязательно так и было… Если бы не нелепая болезнь. Один визит к врачу, диагноз и вся жизнь на ДО и ПОСЛЕ…

Словив, недоуменный взгляд Наташи, Рома продолжил:

- Я болен, Наташа. Болен и никто не знает, сколько продлиться эта болезнь. Сколько мне отмеряно. Я не смог себе позволить испортить твою жизнь. Мне было невыносимо больно. Но ничего лучше, чем сделать вид, что ты мне стала безразлична, я придумать не смог. Я знал, что ты бы никогда от меня не отказалась. Ты – Ангел! Мой Ангел… Таких, как ты больше нет, понимаешь?

- Что же ты наделал? – Наташа не смогла больше выдавить ни слова. Слёзы градом катились из глаз. Все эти 10 лет, проведенные с мужем, показались её вечностью. Сколько было потеряно времени, как долго она искала ответ на главный вопрос, сколько мучилась. А всё ведь могло быть по-другому. Совсем… Всё…

Они сидели друг напротив друга. Глаза в глаза. И сердце каждого разрывалось на куски. Десять мучительно долгих лет прошли мимо. В боле и тоске по несбывшимся мечтам. Только лишь потому, что не были сказаны нужные слова.

- Рома, зачем??? Зачем ты так со мной? Зачем решил всё за нас?

- Прости…Но даже, если бы я мог повернуть время вспять, я поступил бы так же. Ты должна быть счастлива, должна, понимаешь? А со мной это невозможно. Это, как жить на вулкане. Вечером мы можем провожать закат, а рассвет ты встретишь уже одна. Ты можешь заварить мне ароматный кофе, а я не успею сделать и глотка. Я бы жил в постоянном страхе за тебя. Каждую секунду. Умирать не страшно, страшно оставлять тебя одну. Это слишком большая плата за собственное счастье.

Весь вечер Рома и Наташа проговорили, вспоминая прошлое. Наташа немного успокоилась и почти забыла о том, почему 10 лет назад они расстались. Время словно остановилось и вернулось назад, в те дни.

Но, оказавшись дома, одна наедине со своими мыслями и вновь открывшейся тайной, снова расплакалась. Рыдала так, будто только что похоронила кого-то очень близкого и родного. Было жалко себя, Ромку, который жил все эти годы один на один со своей болезнью, прожитых без него лет.

Несмотря на поздний час, Наташа решила навести порядок в квартире. Это её всегда успокаивало и придавало сил. Перебирая старые бумаги в шкафу, она машинально выкидывала чеки, квитанции, ненужные договоры, какие-то копии документов. Мыслями она была не здесь, вспоминала и возвращалась в тот день, к последнему разговору с Ромой. Если бы она только могла тогда догадаться…Если бы почувствовала… Если бы плюнула на гордость и попыталась поговорить ещё раз… Как же хочется всё вернуть…

Неожиданно взгляд её упал на странную бумажку. Это была медицинская карта. Карта мужа из платного медицинского центра. Всего 3 листа: анализы, УЗИ, снова анализы. «Наверное, Никита забыл выкинуть старую карту», подумала Наташа и уже была готова отправить её в кучу мусора, но вдруг заметила слово, написанное в заключении врача, от которого она просто впала в ступор. Наташа была дочерью врача и прекрасно была знакома со многими терминами.

Два откровения, две раскрывшиеся тайны за один вечер – это был явный перебор. Две тайны от некогда любимых мужчин. Такие разные и так хорошо объясняющие, кто же на самом деле её любил. Любил по-настоящему.

Требовать объяснений от Никиты не хотелось, да и дома его не было, уехал с друзьями на выходные отдохнуть. На автомате Наташа собирала свои вещи. Оставаться в этой квартире, с этим человеком она больше не могла. Если утром она ещё пыталась найти ему оправдания и уговаривала себя потерпеть и наладить отношения, то сейчас единственным чувством, которое она испытывала к Никите, было омерзение. Она словно очнулась и поняла, в каком мире она жила. И этот мир был похож на болото. Такое же мерзко пахнущее, затягивающее в трясину и источающее зловоние. Захотелось смыть с себя эту грязь, очистится и начать свою жизнь с чистого листа.   

Как только вещи были собраны, Наташа вызвала такси. Взяла карту Никиты, подчеркнула в ней ярким маркером слово «вазэктомия» и вместе с ключами оставила на столе в кухне. Больше никогда она не вернется в этот дом, Никита просто умер, его больше нет. Захлопнув за собой дверь, Наташа впервые за долгое время, вздохнула с облечением.

Она вернулась в свою квартиру с уверенностью, что сегодня начинается её новая жизнь. Она не знала, какой она будет, какие ещё сюрпризы и откровения ждут впереди, но одно она знала точно, так, как раньше не будет больше никогда. Больше ни один день, ни одна минута не пройдут бесцельно, в ожидании лучшего завтра. Теперь всегда будет только здесь и сейчас.

Наташа взяла телефон и позвонила Роме. Неизвестно откуда взялась решительность и уверенность. Положив трубку, она даже толком не вспомнила, что ему говорила. Не помнил и Рома, как потом оказалось. Это было похоже на сеанс гипноза.

-Немедленно собирайся и приезжай ко мне. Больше ни одной секунды ты не будешь один. Мне всё равно, что ты думаешь, чего боишься. Я знаю одно - мы потеряли слишком много времени. И мы должны это исправить. Должны исправить пока не стало слишком поздно. И даже, если я буду с тобой всего один закат, если успею приготовить тебе всего одну чашку кофе, я буду счастлива. Я буду знать, что моя жизнь прошла не зря. И больше я не позволю тебе портить мою жизнь, слышишь? Ты будешь рядом, и я заставлю тебя стать счастливым. Рома, милый, мне очень плохо…  

Рома примчался через полчаса, приехал и остался уже навсегда.

Потом были долгие объяснения с Никитой, его мольбы о прощении, заверения в вечной любви и обещания, что всё будет по-другому. Конечно, будет. Всё будет по-другому, ведь теперь никто не будет унижать меня, обвинять в бесплодии. Никто не будет ходить тайком по врачам, чтобы сделать вазэктомию и поставить крест на возможности быть отцом. Никто и никогда.

Вместе со штампом о разводе была поставлена жирная точка на прошлой жизни. Без сожаления. Наташа даже была благодарна Никите за его поступок, ведь именно из-за него она наконец-то решилась сделать то, что должна была сделать давно. Начать жить!       

Ей снова было 18. Она снова полна сил. Она любит и любима, она мечтает о будущем и строит планы, но уже вместе со своим Ромой. Они никогда не заговаривали о его болезни, словно боясь напомнить ей о себе. Не сговариваясь. Просто жили и благодарили Бога за каждую секунду. Робко лелеяли надежду родить малыша, а ещё лучше двух – мальчика и девочку. Но сначала, конечно же, мальчика, папину копию и продолжение. У них даже были свои традиции, как в настоящей семье. Свои места отдыха, свои даты, которые они отмечали и даже привычка мыть Наташину машину за день до Дня рождения. Обязательно на автомойке, чтобы к утру все ромашки на кузове сияли чистотой. Ну, и, конечно же, букет живых ромашек. Наташа так и не смогла допытаться у Ромы, где он берет их в мартеJ Они любили, жили и мечтали о тихой старости в окружении детей и внуков.  

Но у Бога свои планы… Через несколько лет у Ромы началось обострение,  приступы стали более частыми. Врачи разводили руками и не давали никаких прогнозов. Но даже тогда, Рома и Наташа были счастливы. Не верили в худшее и продолжали просто жить, радуясь каждому новому дню. Принимали его, как подарок небес.

Так было и в тот день, когда Рому пришлось отвезти в больницу. Ничего внештатного, плановая госпитализация. Вечером Наташа, как обычно, допоздна засиделась у мужа в палате и, прощаясь, пообещала приехать утром.

А рано утром раздался звонок по телефону… Даже не снимая трубки, Наташа всё поняла. Она вспомнила тот майский вечер в кафе и Ромины слова: «Вечером мы можем провожать закат, а рассвет ты встретишь уже одна…»    

Было много боли, слёз, вопросов «зачем?» и «за что?». Опустошение… И тишина… В квартире стало так тихо, что Наташе казалось, что это она ушла, это её больше нет… Постоянные головные боли, головокружение, слабость. Через 2 недели после похорон, мама чуть уговорила пойти её к врачу, хотя бы сдать анализы.

И вот сейчас, ожидая своей очереди на заправке, Наташа вспоминала свою жизнь и смотрела на маленький клочок бумажки. Смотрела и не верила своим глазам, там ровным, несвойственным врачам почерком, было написано: «Беременность, срок 7 недель»

Наконец-то Наташина очередь на автомойке дошла до Наташи. Она оставила машину и пошла в кассу, чтобы оплатить. За стойкой стоял уже давно ей знакомый парень. Увидев её, он улыбнулся как-то по-особенному загадочно. Извинившись, он скрылся за дверью и вышел оттуда с большим букетом ромашек: «Это Вам! Просили передать!», - сказал он удивленной Наташе.

В букет был вложен небольшой конверт. С замиранием сердца, Наташа вскрыла его и достала сложенный листочек:

«Милый мой, человечек, с Днём рождения тебя! Знаешь, что я потребовал, попав сюда? Чтобы тебе выдали крылья. У всех Ангелов должны быть крылья. Я узнавал J Теперь они у тебя есть, самые настоящие. Я дарю их тебе. Просто знай, что я всегда рядом! Живи. Ради меня и нашего сына. Спасибо тебе, солнышко, за каждый рассвет... Люблю вас и буду оберегать! Твой Ромашка»    

 


Есть вопрос или комментарий?..


Ваше имя Электронная почта
Получать почтовые уведомления об ответах:



Вернуться в раздел РАССКАЗЫ

КУПИТЬ КНИГУ

255 Р

Тренинг для родителей

1500 рублей

Тренинг "Школа без потерь"

1500 рублей

СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Книга "Пишу сердцем"

500 Р

Курс "Пишем сердцем"

5 000 рублей