Алина Ясная

Научу жить позитивно. Блог настоящей Феи.

СТАТЬИ

 
25 октября 2018 г.
ОБ АРМИИ И НЕ ТОЛЬКО...

Всегда считала, что мужчина, не служивший в армии – не мужчина. Эта мысль отложилась с детства. Дедушка всю свою жизнь отдал армии, папа долгое время был военнослужащим. Образ мужчины и образ военного соединились у меня в одно целое. Прекрасное и возвышенное. Став взрослее, я четко знала, что мой избранник обязательно должен отслужить. Ох, уж этот юношеский максимализм и девичий романтизм.

Вселенная вняла моим мечтам и познакомила с будущим мужем как раз накануне его призыва. 2 года романтической переписки, возвращение из армии, свадьба и… я поняла, что наличие военного билета – совсем не гарантия счастливой семейной жизни. И даже не гарантия наличия настоящих мужских качеств у его обладателя.

Но, когда у меня родился сын, я почему-то думала, что армия ему не помешает. Шли годы. И чем ближе мы становились к моменту, когда надо отдать стране какой-то непонятный долг, тем меньше мне хотелось отдавать. И долг, и сына.

Желание «откосить» у отпрыска было вялотекущим, не стало целью его жизни, вопрос идти или не идти в армию был пущен на самотек. Никто не бегал по врачам, не собирал справки и не множил страшные диагнозы в медкарте.

Жизнь шла своим чередом. Хотя проблемы со здоровьем были. Но какой мужчина, тем более в 17 лет, добровольно пойдет лечиться?! Поликлиника и мужчина вещи несовместимые. Это только при температуре 37, он может начать писать завещание. А серьезные проблемы предпочитает не замечать и надеяться на авось.

Так было и у нас. На все мои просьбы сходить к врачу, начать лечение, я слышала  одно и то же: «Схожу». В конце концов, мне это надоело, и я стала плыть по течению, ждать комиссию в военкомате.

И дождалась. Никто не принял во внимание результаты УЗИ, заключения врачей комиссий прошлых лет и в карточке призывника был поставлен большой  жирный штамп «Годен». Стране нужны призывники, много. Есть план и его надо выполнять. Любой ценой. Будем брать всех, у кого есть руки и ноги. Ну и голова, конечно же. Всё, что происходит внутри организма -  это уже не проблемы военкомата. Система проста и понятна. Тебе 18 лет, ходишь, говоришь и есть на что надеть шапку – будь любезен, отслужи.

Итак, чуда не произошло. Два месяца на осознание этого факта и ждем вас на призывном участке.

Все 2 месяца я держалась, как стойкий оловянный солдатик. Я даже шутила и пыталась находить плюсы в предстоящих полутора годах возвращения долга стране. Всех плюсов я уже не помню.

Но один был точно – сэкономим на одежде и еде )) Как же я ошибалась! Ничего более серьезного и глобального в голову не приходило. О том, что сын станет взрослее, серьезнее, наберется сил, знаний и опыта я иллюзий не питала. Ведь я уже точно знала, что мужчина – это не тот, кто отслужил в армии. Мужчина – этот тот, с кем надёжно и спокойно его семье, за кем может укрыться женщина и от кого она хочет иметь детей.

Подготовиться к тому, что твой ребенок уйдет из дома на полтора года невозможно ни за 2 месяца, ни за 4. К этому вообще нельзя быть готовым. Можно уговаривать себя, успокаивать и не подавать виду, что ты расстроена, но, когда ранним хмурым ноябрьским утром за твоим сыном закроется дверь, сил храбриться уже не останется.

И, когда через несколько часов сын позвонил и сказал, что в городском военкомате некоторых призывников отправляют домой, потому что набрали лишних, я молила Бога, чтобы мне вернули моего сына. Прямо сегодня, прямо сейчас. О том, что потом снова будет призыв и снова придется уходить, я не думала. Разум не всегда ходит рядом с материнскими переживаниями. Но чуда не произошло.

Больше недели я просто рыдала. Всё, что я сдерживала эти месяцы перед призывом, выходило из меня литрами слёз. Боюсь представить, что чувствуют матери, чьи дети даже чисто гипотетически могут попасть служить в «горячие» точки, если я так убивалась по сыну, который через 2 месяца учебы должен был служить в части в 30-ти минутах езды от нашего дома.

Но лить слёзы долго – это не наши методы. Надо было учиться жить в новых предложенных обстоятельствах. Быть мамой солдата.

Я уже почти свыклась с этой новой ролью, успокоилась и приготовилась писать письма и ждать звонков. И даже успела получить первое письмо и фотографию. А потом случилась наша первая встреча. Через две недели после призыва, набрав вкусняшек, мы поехали проведать новоявленного солдата.

И вот тут начинается самое интересное…

 

Надо отдать должное сыну: не жаловался, не ныл, шутил, рассказывал байки из армейской жизни. Было весело, я успокоилась. Пока он не показал мне свои ноги. Про мозоли умолчу. Во-первых, жанр моего блога не ужастик. Во-вторых, это пустяки, дело житейское. «Мамочка, просто купи нормальные ботинки, привези и всё наладится». Просто купи! Ботинки! В армию!

Ну, а то, что стало с варикозом, до сих пор у меня перед глазами. 2 недели назад я отдала армии своего кузнечика, а сейчас передо мной стоял всё тот же кузнечик, но почему-то на слоновьих ногах. Я даже представить не могла, что  варикоз может так обостриться.

Первым желанием было сгрести своего «малыша» в охапку и утянуть домой. Но женщина я с бОльшего всё-таки разумная, поэтому попросила сына обратиться к врачу. Оказывается, он уже был. И не раз. Стал постоянным клиентом.

Лечение назначили своеобразное: заматывать ноги эластичным бинтом и мазать мозоли мазью. И всё бы ничего, если бы не запрет на хранение бинта в тумбочке. Одна голова говорит: «Мотай!», вторая орёт: «Выкинь лишнее из тумбочки! Не положено по уставу!» Вообще, за последующие месяцы нам пришлось столкнуться со многими странностями и противоречиями в армейской жизни.

Например, для меня стало откровением, что солдатам приходиться скидываться на лопаты, лычки, мыло, тряпки и т.д. Их «зарплаты» на всё не хватает и родителям приходится вспоминать прошлое и, как в детском саду и школе, сдавать деньги. Видимо, это часть отдачи долга. И шла она полным ходом. Ничего не имею против. И даже была бы рада помочь стране и армии, если моих налогов не хватает. Но при одном условии: мой сын будет жив и здоров.

С первым, слава Богу, всё отлично. Жив. Но вот со вторым всё плохо. И ведь это было предсказуемо: диагноз указан в карточке, на комиссию было предоставлено УЗИ. Но кто-то не захотел смотреть, кто-то понадеялся на первого, второй на третьего. И имеем то, что имеем: 2 недели в армии – обострение хронического диагноза.

А ещё имеем пофигизм начмеда, которому всё равно, что в его санчасти заняты ВСЕ места новобранцами с различными диагнозами, обострениями и прочими «прелестями». Его это не смущает. Он не военкомат и ни в чём не виноват.

 

Не стану описывать все случаи нашего призыва, но такого количества комиссованных после нескольких месяцев службы (со слов врача госпиталя) не было уже давно. Не знаю, как реагировали другие родители, но для моего обострённого чувства справедливости это был прямой вызов. И я его приняла.

Через неделю, приехав на присягу и, поняв, что ничего не изменилось ни в здоровье моего сына, ни в отношении врачей, я посетила командира части. Скандалы и угрозы, к счастью, не понадобились. Человек сделал вид, что озабочен и пообещал, что сына отвезут в Минский госпиталь на повторное обследование и УЗИ.

Но вот начмед не особо обрадовался таким телодвижениям и всячески оттягивал поездку, параллельно проводя беседы с молодым бойцом на тему: «А не оборзел ли ты, сынок?» и «Мне всё равно, я никого не боюсь». В таких беседах и ожиданиях прошло еще несколько недель. Первой не выдержала бабушка и позвонила начмеду. И таки выдрала с него обещание, что солдата отвезут к врачам и сделают УЗИ в самое ближайшее время. Думаете, на этом наши мучения закончились?

Запасайтесь попкорном. Всё ещё только начинается.

Приезд в Минск. Долгое сидение в очереди (таких счастливчиков в этот призыв было много, помните, да?) Приём. 2 минуты. Тридцать секунд на открытие и изучение карточки, ещё столько же на беседу а-ля «чего приперся», закрытие карточки, отправка на процедуру. Это было что-то похожее на кардиограмму, но только вен. Как потом нам объяснил опытный врач, это было примерно так же необходимо, как померять температуру и выпить касторки. После этого доктор записал бойца в очередь на госпитализацию на начало февраля (был конец декабря) для проведения операции. Занавес.

Опухшие, увеличившиеся в разы ноги, стертые до мяса мозоли продолжали лечить заматыванием бинтом и периодическим укладыванием в санчасть. Тянули время, чтобы сбагрить это чудо из учебки в часть. Переложить ответственность со своих мужественных плеч на следующие.

Я человек терпеливый, местами даже спокойный. До того момента пока всё накопленное не подпирает ближе к мозгу и пытается вырваться наружу. И вот тогда я не завидую тому, кто окажется в радиусе действия  выхлопа.

 

Пока медсанчасть игнорила мои просьбы, я точила перо. У меня это приравнивается к заточке топора. Слова на бумаге у меня складываются убедительно и красиво, особенно, если в начале страницы написать слово «жалоба» и указать парочку весомых адресатов в виде министерств и ведомств. Не думаю, что я кого-то могу напугать, но шевелиться приходится всем. И много. Пока результат меня не удовлетворит.

Так было всегда. Так есть. И так будет. До тех пор, пока я буду сталкиваться с раздолбайством, непрофессионализмом, пофигизмом и вредительством.

Когда я пишу обращения в разные инстанции, пытаясь помочь восторжествовать справедливости, я чувствую за спиной крылья. Я знаю, что мне помогает  Вселенная. Если какие-то ситуации происходят и это требует моего участия, значит, они даны неспроста. И, если хотя бы один чиновник, военный, врач или кто-либо ещё, задумается и примет верное решение, то это уже победа, мой маленький вклад в то, чтобы сделать этот мир чуточку лучше. Звучит пафосно, но отражает суть.

Итогом заточки топора стала жалоба в Минобороны с приложением всех документов, результатов УЗИ, фотографией ног солдата через 2 недели службы и с убедительной просьбой положить его в госпиталь, провести повторное обследование, найти причину ухудшения состояния здоровья и вынести вердикт о возможности дальнейшего прохождения службы.

Я бы не была столь резка и категорична, если бы предварительно мы не получили ответ от врача, которому показали последнее УЗИ вен, сделанное за несколько месяцев до призыва. По его результатам ни один нормальный врач не должен был признать нас годными. Есть четкий диагноз, есть соответствующий документ, где всё прописано чёрным по белому: ограниченно годен в мирное время, т.е. может призываться только на сборы. И возможно, если бы хотя бы 1 человек из призывной комиссии потратил несколько минут на изучение этого злополучного УЗИ, то всё бы было по-другому. Но … Есть план, и нет желания или возможности быть человеком. Но Бог им судья.

Пока рассматривалась жалоба, сына перевели из учебки в часть. И там нам попались другие люди, внимательные и чуткие, которым с легкостью можно доверить сына на 1,5 года.

Но это был еще не финал.

 

Жалоба долетела до адресата, а до этого медики части, куда сына перевели с учебки, свозили его в госпиталь и настояли на госпитализации. Но до неё он успел побывать на учениях. Зима, ужасные морозы, лес.

Для меня это было очередное испытание. Я считала, что мой мальчик вырос, он большой и самостоятельный. Но когда ты дома, под теплым одеялком, слушаешь, как за окном завывает ветер и метёт метель и знаешь, что где-то далеко, в темном холодном лесу, твой сын, пусть уже и такой большой, лежит в палатке с больными ногами и мерзнет, то он становится таким маленьким и беззащитным в твоих глазах.

И, наверное, той холодной зимой, я поняла, что твой ребенок никогда не станет для тебя большим. Он всю жизнь будет оставаться маленьким, требующим заботы, любви, участия и ласки. Мамино сердце всегда будет болеть, мамины мысли всегда будут занимать её дети и их жизнь.

Учения закончились и через неделю сына отвезли в госпиталь. Его проверили с ног до головы: мыслимые и немыслимые анализы, обследования, врачи и витамины. На гражданке он бы никогда не пошел по врачам проверять здоровье, а тут попал прям-таки в рай – лежи, отдыхай, лечись и радуйся жизни.

Через несколько дней стало понятно, что он не годен. Это подтвердил лечащий врач, изучив результаты повторного УЗИ. На беседу к сыну приезжал главный хирург наших вооруженных сил. Долго расспрашивал о деталях, о симптомах и был крайне удивлен, что медсанчасть учебки на жалобы на опухоль в ногах предлагала мазать мозоли.

Всё шло по плану. Только теперь уже по-нашему. Но армия не хотела сдаваться. Оно и понятно. На то она и армия, чтобы держать оборону до конца. Надо отдать должное их упорству. Через 20 дней официально объявить, что ты не годен и потом ещё 24 дня пытаться оспорить своё же мнение.

2 поездки к самому авторитетному гражданскому хирургу. Два его абсолютно разных мнения на одно и то же..

2 УЗИ. Диагноз один, показатели ухудшаются.

Комиссия. ДВЕ! Да, и так бывает. Врачи госпиталя сами были в крайней степени недоумения: комиссовать человека, отдать документы на подпись и получить их назад с приказом провести ещё одну комиссию. Тем же составом и с теми же результатами обследования. После такого анекдоты про армию уже не кажутся смешными...

 

 В конечном итоге добро победило зло. Справедливость восстановлена.

Из 120 дней, которые мой сын числился военнослужащим, 44 дня он провел в госпитале, ожидая пока военкомат руками госпитальных врачей исправит свою ошибку. Но всё хорошо, что хорошо кончается. Сначала мы думали подавать в суд, предъявлять претензии и требовать возмещения. Но потом решили, что каждый обязательно получит по заслугам. Ведь жизнь невозможно перехитрить или обмануть. Она обязательно повернется нужным местом к каждому участнику этой истории. И не стали тратить время на очередные разбирательства и доказывания.

И были правы. Учебную часть в целом и начмеда лично все-таки настигла кара небесная. Спустя 2 года после наших злоключений, туда нагрянул следственный комитет, и расследование взял под личный контроль Президент. 2 случая гибели солдат за полгода… 2 мамы, отдавшие своих здоровых сыновей, остались одни. Восполнить их утрату не смогут ни суд, ни денежная компенсация. Это горе на всю оставшуюся жизнь. И тем оно страшнее, что произошло неожиданно, в мирное время, в армии. Армии, которая должна нас защищать.

Конечно же, не всё так ужасно в нашей армии и не каждый врач или командир заслуживает порицания. Как и в любой системе, там тоже есть замечательные люди. Нам повезло встретить и таких. И я уверена, что мои волшебные флюиды и слова благодарности обязательно принесут в их жизнь много приятного. 

Один прапорщик как-то сказал моему сыну: «Ты хороший. Ты очень хороший, но ты слишком добрый для армии. Это не твоё» И он абсолютно прав. Мой сын создан не для игр с автоматами и бега по полигону. И не потому, что он весь такой маменькин сынок и нежный цветочек. Нет. У него просто другая миссия. Он рожден для того, чтобы генерировать вокруг себя добро и любовь, растить детей, созидать. Армия – это что-то что противоречит его натуре, характеру. Абсолютно чуждое. И, наверное, именно поэтому Вселенная помогла нам так быстро оттуда уйти.



Немного жаль, что ценой приобретенного опыта стало здоровье, но всё к лучшему. Здоровье восстановилось, а мудрость и знания остались. Мы стали ещё ближе. Сын успел повзрослеть, а я в очередной раз убедилась, что дети навсегда остаются детьми для родителей 💓

 

Если меня спросят, нужна ли армия, отвечу, несмотря на то, что произошло – нужна. Нужна профессиональная, высокооплачиваемая армия, где будут служить люди, которым это нравится, кто с детства мечтает о карьере военного. Именно такие люди смогут защитить страну в случае угрозы.

В армии, как и в любом другом деле, нельзя брать количеством. Невозможно набрав нужное для галочки количество полукалек, создать что-то полезное и нужное для общества. Как показал наш призыв – это зря потраченное время, деньги из казны на содержание, обследование и лечение, нервы родителей и здоровье молодых парней. Военкомат отчитался и получил премии, а кто вернет здоровье?! И накажут ли военкомат за то, что на центральном призывном участке пришлось отсеивать ненужное количество новобранцев, отправляя домой до следующего призыва? Думаю, вряд ли.

Сложно судить со стороны о порядке в армии, о качестве работы военкоматов. Не побывав внутри системы, никогда не увидишь картины целиком. Но то, с чем пришлось столкнуться конкретно нашей семье, даёт мне право хотя бы поделиться своими мыслями.

РОДИТЕЛИ, БЕРЕГИТЕ ДЕТЕЙ!
И помните, что для военкомата они всего лишь статистика. Я не призываю всеми правдами и неправдами пытаться освободить свое чадо от армии. Просто будьте внимательны к их здоровью и будьте готовы встать на их защиту. Правда, если она на вашей стороне, всегда имеет шанс победить. Просто за неё иногда приходится немножко побороться.

Но, поверьте, оно того стОит. Возможно, своими жалобами я спасла не только своего сына. Знаю точно, что папа ещё одного солдата пошёл по моим стопам и добился, чтобы его сына тоже комиссовали.

И, если каждый будет добиваться справедливости, когда-нибудь мы обязательно будем жить совершенно в другой реальности. В окружении порядочных и профессиональных людей. А эпоха чёрствых цифр, бездушных буквоедов, планов и статистики останется в прошлом. 
Верю в это и с позитивом смотрю в даль.

 


Есть вопрос или комментарий?..


Ваше имя Электронная почта
Получать почтовые уведомления об ответах:



Вернуться в раздел СТАТЬИ

СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Книга "Пишу сердцем"

500 Р

КУПИТЬ КНИГУ

255 Р

Курс "Пишем сердцем"

5 000 рублей

Тренинг для родителей

1500 рублей

Тренинг "Школа без потерь"

1500 рублей